ХРУСТАЛЬНАЯ НОЧЬ (KRISTALLNACHT)

    Опубликовано в Новости
  • Четверг, 09 Ноябрь 2017 00:00

 

 

ХРУСТАЛЬНАЯ НОЧЬ (KRISTALLNACHT)

 

«Пришла Хрустальная ночь… и все переменилось»

 Макс Рейн, историк

 

Разрушенные синагоги, разбитые витрины магазинов, которые принадлежали евреям, беспорядок в домах. Такими были последствия «Хрустальной ночи», или «Ночи разбитых витрин», которую нацисты устроили в ноябре 1938 года. Погромы проходили по всей Германии и части Австрии. Все было осуществлено силами не только штурмовиков, но и, так сказать, волонтеров.

Перед погромами

К началу 1930-х на территории Германии проживало более 500 тысяч евреев. Половина из них находилась в 10 крупнейших городах страны, включая Берлин, Франкфурт-на-Майне, Бреслау, Гамбург, Кельн, Ганновер и Лейпциг.

За первые пять лет пребывания Гитлера у власти нацисты сделали весьма многое, чтобы превратить жизнь евреев в сущий ад. Они лишили их гражданства, изгнали учеников-евреев из немецких школ, бойкотировали еврейские магазины, запретили евреям заниматься многими профессиями. При случае отдельных евреев отправляли в концентрационные лагеря, однако лагерей смерти нацисты еще не создали. Характерно, что узников концентрационных лагерей иногда освобождали. Оттуда еще возвращались домой...

В ночь с 9 на 10 ноября 1938 г. нацисты устроили самый крупный в мировой истории погром. Официальным основанием для него было убийство в Париже одного из низших нацистских дипломатов, совершенное семнадцатилетним евреем Гершелем Гриншпаном.

7 ноября 1938 года Гриншпан явился в германское посольство в Париже и пять раз выстрелил в третьего секретаря посольства Эрнста фон Рата. Гитлер отправил в Париж своего личного врача Карла Брандта, но спасти дипломата не удалось, и 9 ноября он скончался.

В Германии была немедленно организована мощная пропагандистская кампания. В газетах писали: «Германский народ сделал необходимые выводы из вашего преступления. Он не будет терпеть невыносимую ситуацию. Сотни тысяч евреев контролируют целые секторы в немецкой экономике, радуются в своих синагогах, в то время как их соплеменники в других государствах призывают к войне против Германии и убивают наших дипломатов».

 

Из воспоминаний очевидцев. Эдит Брикелл (в 1938 было 15 лет):

«В 1938 году компания моего отца была немедленно „арианизирована“, и мне больше не позволялось ходить в школу. 10 ноября мой отец и брат Густль были арестованы. Отца забрали в школу на Кенонгассе, а когда на следующий день он вернулся, его волосы были белы как снег. Густля депортировали в концлагерь Дахау.

Сейчас трудно понять, как мой отец не понимал, что происходит. Возможно, это из-за того, что его отпустили.

Однажды отец сказал – я прекрасно помню его слова: «Я никогда не причинял никому вреда, и никто мне ничего не сделает». Таков был его взгляд на мир».

 

Ночь погромов

Насилие началось в разных частях рейха поздним вечером 9-ого и ранним утром 10-ого ноября. Отделения СА и гитлерюгента по всей аннексированной Германией территории разрушали еврейские дома и частные предприятия, члены многих подразделений переодевались в гражданскую одежду, чтобы поддержать измышления будто бы беспорядки являлись “реакцией возмущенной общественности”.

Сотни синагог на территории Германии и Австрии были сожжены той ночью на виду у всех, включая пожарных, которым было приказано вмешиваться только в случае угрозы распространения пожара на здания, расположенные рядом с синагогами. СА и члены организации гитлерюгент разграбили и разбили витрины приблизительно 7500 магазинов, принадлежавших евреям. Общий ущерб составил 25 млн. рейхсмарок.

Во многих районах еврейские кладбища стали особым объектом надругательства. Серьезным разрушениям подверглись Берлин и Вена – города, где проживали две наиболее многочисленные еврейские общины. Толпы солдат СА слонялись по улицам, нападая на еврейские дома и подвергая евреев публичному унижению. Хотя убийство не упоминалось в приказах, в ночь с 9-ого на 10-е ноября по меньшей мере 91 еврей был убит. Полицией было зарегистрировано большое число изнасилований и самоубийств.

 

Из воспоминаний очевидцев. Макс Ури (в 1938 году ему было 17 лет):

«Трое эсэсовцев вошли в магазин моего дяди и потребовали отдать им ключи. Но мой дядя Моисей Цвик отказался. Тогда они выбили ему все зубы, забрали ключи, и он никогда больше не смог переступить порог своего магазина. Таков был конец фирмы «Ури и Цвик».

Меня арестовали и заключили под стражу в девятом округе, в школе верховой езды на Прамергассе, вместе с тысячью других евреев, которых хватали по домам: многие были в пижамах и белье. Около трех часов утра они освободили тех, кому не было 18 лет, и тех, кто был старше 60-ти, и велели идти по домам. Однако снаружи собралась толпа и ждала нас. Полицейский офицер в высоких чинах согласился взять нас под защиту, но лишь на то время, что он будет считать до десяти. Я кинулся бежать. К счастью, я был спортсменом».

 

 

После погромов

По мере распространения погрома отделения СС и гестапо арестовали около 30 000 еврейских мужчин и впоследствии отправили их в Дахау, Бухенвальд, Заксенхаузен и другие концентрационные лагеря.

Сотни умерли в заключении в результате жестокого обращения, которому они подвергались. Некоторые заключенные были освобождены через 3 месяца с условием, что они покинут Германию. Несомненно, события “Ночи разбитых витрин” послужили толчком для эмиграции евреев из Германии в последующие месяцы.

Сразу после погрома многие немецкие лидеры, такие как Герман Геринг, раскритиковали поступившие к ним данные о значительных материальных потерях, понесенных вследствие антисемитских волнений. Немецкое правительство сделало немедленное заявление о том, что «эти евреи» сами виновны в погроме и наложило штрафные санкции в количестве 1 миллиарда рейхсмарок  на немецкую еврейскую общину. Правительство рейха конфисковало все страховые выплаты тем евреям, чьи частные предприятия и дома были разграблены или разрушены, тем самым вынуждая еврейских предпринимателей самим нести ответственность за издержки по восстановлению.

В последующие недели руководители Германии обнародовали массу законов и постановлений, разработанных с целью лишения евреев имущества и средств к существованию.

Многие из этих законов навязывали политику “ариизации” – передачу еврейских промышленных предприятий и имущества в “арийское” владение, как правило, за копеечную цену. Далее законодательство запретило евреям, уже не имевшим права работать на государственных предприятиях, применять свои профессиональные знания в частном секторе и искало дальнейшие пути вытеснения евреев из жизни общества. Германское руководство исключило еврейских детей из немецких школ. Евреи Германии лишились возможности иметь водительские права и владеть автомобилями. В дополнение, закон внес ограничения на пользование общественным транспортом. Евреи больше не допускались в “немецкие” театры, кинотеатры и концертные залы.

События “Хрустальной ночи” означали один из самых важных поворотных моментов национал-социалистической антисемитской политики. Нацистский режим расширил и укоренил меры, направленные на вытеснение евреев из немецкой экономики и социальной жизни на ближайшие годы, постепенно продвигаясь к политике насильственной эмиграции, а в конечном итоге к реализации плана “Германия “свободная от евреев”” путем депортации всего еврейского населения “на восток”. Таким образом, “Хрустальная ночь” представляет собой существенный перелом в преследовании евреев нацистской Германией, кульминацией которого явилось стремление к физическому уничтожению всех европейских евреев.

 

По материалам ushmm.org, diletant.media и urokiistorii.ru

 

 

Из воспоминаний очевидцев. Пауль Рона:

«Нас с отцом (бывшим солдатом австро-венгерской армии) арестовали дома и немедленно увезли. Нам рассказывали, что штурмовики начали громить нашу квартиру, но новый хозяин прекратил разрушение, так как сам хотел завладеть нашими вещами. Он выкинул мою мать, и она ушла с двумя чемоданами; ее приютила семья Маркштайн.

Нас с отцом заперли в моей школе на Караянгассе. Вечером нам раздали буквы: A, B, C, D. Отцу выпала D, а мне – А. Мы могли бы легко поменяться. D означало Дахау, но мы этого не знали».

 

JCM.MD

Общественное Объединение «Еврейская Община Республики Молдова» имеет статус республиканской организации, в состав которой входят 9 региональных общин Молдовы и различные еврейские организации мун. Кишинэу.

 

 

НАШИ КОНТАКТЫ

Если у вас есть интересная информация или вопросы, вы можете нас найти по указанному адресу или связаться с нами по телефону:

Адрес :  Молдова, МД 2005 Кишинэу, ул. Е. Дога, 5, оф. 229

Тел/факс : +373(22)509689