Алексей Тулбуре: "Необходимо вернуть Холокост в коллективную память молдавского народа"

    Опубликовано в Новости
  • Вторник, 22 Май 2018 00:00

Алексей Тулбуре: "Необходимо вернуть Холокост в коллективную память молдавского народа"

 

 

Бессарабия, Молдова прошла через ужасы, преступления против мирных граждан двух тоталитарных режимов: сталинского и нацистского. О преступлениях этого периода в советское время либо не говорилось вообще (сталинские репрессии), либо в угоду идеологическим целям информация искажалась (Холокост) – массовое физическое уничтожение евреев на территории СССР («Холокост от пуль») растворялся в более широко сформулированной теме: «зверства немецко-фашистских захватчиков против советских граждан». Да, это были преступления против советских граждан, но подавляющее большинство жертв этих преступлений были евреями – об этом предпочитали не говорить.

 

После развала Советского Союза в Молдове тема советских репрессий стала активно обсуждаться и исследоваться. Публикуются статьи, монографии, сборники документов, тема массовых депортаций и других преступлений сталинизма постоянно освещается в прессе, присутствует в дискурсах политиков, общественных деятелей, государство предпринимает меры по сохранению памяти жертв репрессий, компенсации жертвам и их потомкам ущерба (тут больше всего проблем, но что-то делается) и т.д. Это очень хороший пример того, как общество возвращается к обсуждению и разработке некогда запрещенных тем, к устранению «белых пятен» истории.

 

С темой Холокоста, однако, ничего подобного не происходит. Она продолжает оставаться темой, которую и исследователи, и пресса, и государство, и общество стараются обходить стороной. Почему так происходит? На этот и другие вопросы "Нашего голоса" отвечает магистр истории, бывший постпред Молдовы при ООН и при СЕ Алексей Тулбуре.

 

"Это не наша История?"

 

Так чем же объяснить такоe отношение к теме Холокоста в Бессарабии?

 

Вы правы, когда говорите о том, что Холокост остается темой, которой стараются не касаться у нас в Молдове, хотя никаких официальных запретов на ее обсуждение нет.

 

Первое объяснение такое: в Молдове, и большинство исследователей, и государство, и часть общества считают, что тема Холокоста «не легитимна» для исследования и для обсуждения в нашем историческом контексте. Другими словами, Холокост – это не наша история. Это история нацизма, или часть истории европейских евреев, но не наша. Это, очевидно, в корне не верная позиция. Были уничтожены десятки тысяч наших соотечественников, жившие в Бессарабии сотни лет рядом с не иудеями, интегрированные в местную культурную, административную, социально-экономическую и пр. среду. Массовые убийства проходили на глазах местных жителей и часто при их участии. Об этом есть академические труды, есть масса воспоминаний, в т. ч. свидетелей этих преступлений, которые можно послушать и посмотреть на сайте Института устной истории Молдовы (www.oralhistory.md). Как это может быть не частью нашей истории?

Незнание этой части нашего прошлого фиксируют и соцопросы. По моей просьбе одна очень уважаемая социологическая служба включила в один из своих периодических опросов, проводимых в масштабе всей страны, несколько вопросов, касающихся уровня знаний населения Молдовы о Холокосте. Результаты не были неожиданными, но от этого они не менее интересны. На вопрос: « Скажите, пожалуйста, знаете ли вы значение слова Холокост?» были получены следующие ответы:

Да, хорошо знаю значение – 25,1%

Да, что-то слышал(а), но не знаю значение – 21, 4%

Не знаю/не слышал(а) - 53,5%.

На вопрос: «Кто, по вашему мнению, виновен в Холокосте на территории Бессарабии?» респонденты ответили так:

Советский Союз - 20,2%

Нацистская Германия - 73,9%

Румыния - 15,0%

Другие - 0,8%

Нет знаю/Нет ответа - 14,0%.

 

Комментированию этих ответов необходимо посвятить отдельную статью, однако, главный вывод очевиден – очень мало людей знают, что такое Холокост, а у большинства из тех, кто знает, представления и знания о Холокосте на территории Бессарабии искажены.

 

Нам сложно иметь дело с этой частью нашего прошлого, потому что в Холокосте, который происходил на нашей территории («Холокост от пуль»), местное неиудейское население, молдаване (румыны) в большинстве своем, но и представители других этнических групп выступали не в роли жертв, а в роли молчаливых свидетелей, или активных соучастников убийств и грабежей еврейского населения. Убийств грабежей своих односельчан, друзей, одноклассников, соседей, партнеров по бизнесу и т.д. Как это может не быть нашей историей?

 

Да, это стало результатом многолетней целенаправленной антисемитской политики и пропаганды румынского государства, кульминацией которых стали сначала исключение евреев из различных сфер публичной жизни страны, а потом и их физическое уничтожение. Однако, и население ответило готовностью к антисемитским действиям, включая убийства. Тут необходимо отметить, что схожая ситуация наблюдается в большинстве европейских стран. Различие в том, что страны Западной Европы признали свою роль и ответственность за Холокост, и строят послевоенную идентичность своих граждан на чувстве вины и ответственности за участие в физическом разрушении европейского еврейства, а у нас таких процессов не происходит. Мы Холокост, не признаем частью своей истории, и не хотим об этом говорить.

 

Хочу подчеркнуть, что речь не идет о т.н. «коллективной ответственности». Мы не виноваты в том, что делали предыдущие поколения, и, совершенно очевидно, не несем никакой правовой ответственности за произошедшее.

 

Наша ответственность не юридического характера, она заключается в том, чтобы уроки истории были усвоены, и чтобы трагедии прошлого не повторились. За настолько часто используемой фразой, заезженной до банального, дежурного (не цепляющего уже) выражения, стоят очень конкретные вещи. В первую очередь, включение Холокоста в нашу национальную историю, возвращение и сохранение памяти его жертв – создание мест памяти, мемориалов, в т.ч. национального музея истории евреев и Холокоста. Создание работающей, эффективной системы гражданского воспитания детей и молодежи, в рамках которой детям не просто рассказывается о правах человека (а Холокост есть ничто иное, как самое крайнее нарушение ВСЕХ прав человека, включая право на жизнь), но делается все для «интернализации» этих знаний, для трансформации их во внутренние убеждения детей и молодежи. Тогда мы из школ и университетов будем выпускать не просто носителей определенного объема знаний, но граждан, способных защитить свои права и свободы, обладающих демократическим иммунитетом против пропаганды человеконенавистничества, расизма, этнической исключительности и т.д. Граждан, способных не допустить повторения трагедий, через которые мы прошли в 40-е годы прошлого столетия.

 

Отсутствие всего этого, нынешнее положение дел приводит к диким, с моей точки зрения, ситуациям, когда прославляется военные преступники, такие, как Ион Антонеску, или в положительных тонах говорится о "Железной гвардии" и других фашистских организациях, о идеологах румынского фашизма межвоенного периода, например.

 

Те, кто оправдывает легионеров, восхищается Антонеску и другими персонажами этого исторического периода приводят аргумент того, что все эти люди были антикоммунистами, а коммунизм нес народам Европы несвободу, тоталитаризм, репрессии, голод и т.д. Как быть с этим?

 

Да, эти люди были антикоммунистами, но они не были демократами. Тот миропорядок, который предлагали они, был миропорядком тоталитарного типа, который предусматривал неравенство, дискриминацию и физическое уничтожение целых народов. Быть антикоммунистом, не означает автоматически попадать в число демократов. Поэтому в оценке этих людей, их идей и действий надо помнить не только то, что они были антикоммунистами, но и не «забывать» о том, за что они выступали, что они пропагандировали, к чему призывали и что делали? Многие их них, включая Иона Антонеску, были осуждены не за антикоммунизм, а за преступления против человечности.

 

Многие говорят, что «нас» это не затронуло, убивали и депортировали евреев, а не молдаван, украинцев, русских, гагаузов, болгар Бессарабии.

 

Убивали и депортировали евреев, но «нас неевреев» - это тоже касалось. Разве это не стало глубокой психологической травмой для тех, кто все это видел, не имел возможность (мужества, решимости и т.п.) помочь жертвам, препятствовать злу? Это коснулось всех – жертвами Холокоста стали все - и убитые, и не убитые, прошедшие через ад расчеловечивания. Достаточно посмотреть видео, в которых свидетели рассказывают об убийствах евреев (в т.ч. массовых), чтобы понять, что эти люди тогда, будучи детьми, подростками, были травмированы увиденным, услышанным на всю жизнь. Не занимаясь этой проблемой, мы травмы не преодолеваем, а создаем условия для ее передачи последующим поколениям. О том, что делать, для того, чтобы не повторилось, я говорил выше.

 

Какие факты о Холокосте в Бессарабии вас особенно потрясли?

 

Их огромное количество! Возьмём известный случай в селе Пепены ныне Сынжерейского района, там несколько сотен бежавших из Бельц евреев, старики, беременные женщины, дети, - были закрыты в здании примарии и затем убиты. Сначала жандармы забросали их гранатами, потом стали расстреливать из пистолетов и карабинов, а потом выживших местное население охотно помогало добивать сапами, цепями, кольями. Раненные люди предлагали убийцам деньги за выстрел, прекращающий нечеловеческие страдания.

 

На сайте Института устной истории есть около 170 интервью, целая коллекция эпизодов, собранных в рамках проекта Мемориального Музея Холокоста из Вашингтона, реализованного в Молдове. Большинство интервью было собрано известным молдавским исследователем Холокоста в Бессарабии, доктором исторических наук г-жой Дианой Думитру. Практически в каждом интервью говорится о том, как местное население участвовало в грабежах и убийствах односельчан или беженцев-евреев, либо пассивно наблюдало за истязаниями и убийствами. Сопротивление почти никто не оказавал.

 

Был только один случай, и тот не в Бессарабии, а в Севернной Буковине, в селе Выртекэуць, где местное население предотвратило гибель местных евреев, которых жандармы гнали за околицу на расстрел. Жители села встали на колени перед жандармами, ведущими колонну на расстрел, умоляя отпустить несчастных, которые ни в чем не были повинны. И жандармы этих евреев отпустили. Этот эпизод указывает на то, что если бы население вступалось за евреев, масштаб трагедии был бы намного меньшим. Увы, этого не происходило. И только смельчаки-одиночки прятали евреев – те, кого позже назовут "Праведниками мира". Таких у нас в Республике Молдова 79 человек.

 

Вы подняли также вопрос, о котором вообще никто не говорит: о тысячах и тысячах неупокоенных останков, неотпетых, над которыми раввины не прочли кадиш.

 

Захоронения разбросаны по всей стране. Когда в 1944-м вернулась красная армия, в рамках расследования преступлений нацистов, были вскрыты некоторые общие могилы в местах массового убийства евреев, но далеко не все. Целенаправленной работы по перезахоронению останков не проводилось, эта работа не делается и сегодня. Эти места никак не зафиксированы, нет памятных знаков. Если бы места массовых убийств были отмечены, вокруг них формировались бы привязанные к месту нарративы о прошлом, создавалась бы инфраструктура памяти, об этом бы рассказывали бы детям в местных школах, туда бы водили экскурсии и т.д. А у нас на всю страну этим занимается несколько человек – Юрий Загорча из Единец (он появляется в фильме Бориса Мафцира "За Нистру"), который за свои и собранные у людей средства выявляет места массовых захоронений жертв Холокоста и устанавливает там памятники и памятные знаки. Он один из тех, чьи родственники во время второй мировой войны, проявив мужество и самые высокие человеческие качества, спасали евреев от смерти. Юрий Загорча считает, что его долг – отдать дань памяти невинно убиенным. Также памятники устанавливают силами Председателя Еврейской Общины Александром Билинкис и ее попечителей, но это тоже не решает вопроса в целом.

 

Я считаю, что этим, в первую очередь, должно заниматься государство, и в этом смысле должна быть разработана и претворена в жизнь национальная программа по сохранению памяти жертв Холокоста. Параллельно должна продолжаться реализация программы по сохранению памяти жертв сталинских репрессий. .

 

Что побудило вас, этнического молдаванина, заняться проблематикой Холокоста?

 

Я занимаюсь не только историей Холокоста на территории Бессарабиии, но политическими репрессиями сталинского режима, массовыми депортациями, искусственным голодом 1946-1947 гг. в МССР и другими темами, по которым я собираю по программам Института устной истории Молдовы воспоминания очевидцев, свидетелей событий и т.д. Все эти темы, включая Холокост, как я уже говорил, есть неотъемлемая часть истории Молдовы, и мы должны эти темы разрабатывать, возвращать их в коллективную память нашего народа.

 

Холокост и политические репрессии советской власти – темы особые. Тут я хочу сразу же подчеркнуть, что у меня нет никакого намерения как-то эти режимы и их преступления сравнивать, подсчитывая количество жертв, методы репрессий и т.д. Для меня совершенно очевидно, что преступления совершали оба тоталитарных режима, эти преступления ничем оправдать нельзя, и тем более недопустимо преступления одного режима оправдывать преступлениями другого. Всем этим занимается огромное количество людей, и это называется «войнами памяти», в которых у меня нет никакого желания участвовать.

 

Если продолжить отвечать на вопрос: почему я занимаюсь Холокостом, то я отвечу еще так: потому что это, особенно сегодня, молдавская история, а не история евреев. Это история про нас, про то, что с нами произошло тогда, и про то, что мы делаем/не делаем для того, что такого больше не повторилось?

 

Я занимаюсь преступлениями двух тоталитарных режимов на территории Молдовы потому, что отношение к этим преступлениям, их интерпретация есть очень серьезный фактор, раскалывающий молдавское общество на протяжении последних 27 лет независимости.

 

Нам, с моей точки зрения, следует прекратить делить «жертвы» политических репрессий на «своих» и «не своих», уходить от исторических нарративов, исключительно героизирующих наше прошлое, исключающих из национальной истории этнические меньшинства, их трагедии, культуру, достижения и т.д. Нам нужен мультиперспективный подход в изучении и преподавании Истории.

С моей точки зрения, сохранение памяти о всех событих, которые имели место на нашей земле, возникновение чувства причастности и ответственности за все эпизоды и трагедии, которые произошли в прошлом нашей страны, - это путь к преодоления раскола. Мы должны говорить и о советских репрессиях, и о Холокосте. Пока подобное не произойдёт, не будет в Молдове никакого примирения и взаимопонимания, а будут продолжаться войны памяти и символическое противостояние по поводу прошлого и по поводу интерпретаций различных событий, которые отбирают наши силы и не дают нам развиваться, мирно жить и использовать (и так не очень большой) потенциал молдавского общества на строительство демократического и процветающего настоящего и будущего Молдовы.

Два семинара – и это только начало

 

– Как возникла мысль организовать тематический семинар для СМИ?

 

Пресса – институт не только информирующий, но формирующий общественное мнение. В нашем случае журналисты – это те, которые должны и могут довести информацию, рассказать правду о Холокосте своим зрителям, слушателям, читателям, пользователям и т.д. Поэтому провести дидактический семинар, в рамках которого журналистам эксперты рассказали бы о возможностях, источниках информации, положительном (и не очень) опыте Румынии и других стран в освещении темы Холокоста было вполне логичной идеей. И мы ее реализовали в партнерстве с Фондом им. Фридриха Еберта (Молдова) и Национальным Институтом по изучению Холокоста в Румынии им. Ели Визеля из Бухареста. С этими же партнерами мы провели 16-го мая и второй семинар в г. Сорока для учителей истории из трех районов – Сорока, Дрокия и Флорешть. Там основной темой было преподавание Холокоста в школе, и целью семинара было помочь учителям методически готовится и проводить уроки по теме Холокоста для учеников старших классов. Надеюсь, семинары были полезны, и для журналистов, и для преподавателей.

 

Планируем продолжить серию семинаров, в частности для учителей по всей стране. Однако, все зависит от ресурсов, которых у нас не очень много пока. Мы надеемся пока только на помощь международных доноров. Тем не менее, есть повод для (осторожного, но) оптимизма и в отношении действий молдавского государства. Правительство в мае прошлого года приняла План действий по внедрению положений Декларации парламента (2016) о признании Доклада Международной Комиссии Ели Визеля по Холокосту в Румынии, опубликованном в 2004 году и официально признанным Румынией. И даже, если не видно очень сильной политической воли его реализовать, можно надеяться на то, что дела будут меняться в лучшую сторону, и гражданское общество получит больше поддержки по этому вопросу и от государства.

 

Сам факт принятия Декларации в 2016-ом и Плана действий в 2017-ом – это хороший знак. Из наших контактов с сотрудниками Минобразования становится ясно, что и там на разных уровнях существует осознание того, что нужно менять учебные программы в школах, разрабатывать спецкурс по Холокосту для вузов. Организована выставка по теме Холокоста в Бюро по межэтническим отношениям – это (хоть и медленное, но) развитие ситуации в правильном направлении.

 

JCM.MD

Общественное Объединение «Еврейская Община Республики Молдова» имеет статус республиканской организации, в состав которой входят 9 региональных общин Молдовы и различные еврейские организации мун. Кишинэу.

 

 

НАШИ КОНТАКТЫ

Если у вас есть интересная информация или вопросы, вы можете нас найти по указанному адресу или связаться с нами по телефону:

Адрес :  Молдова, МД 2005 Кишинэу, ул. Е. Дога, 5, оф. 229

Тел/факс : +373(22)509689